Previous Entry Share Next Entry
Кто мы – чернь или нечто большее?
nazar_nikolaev

Я думаю нет нужды обосновывать, что отношения между людьми имеют такие формы, как свобода и подчинение. И мы не будем сейчас касаться рационального подчинения, каковое, например, складывается между учителем и учеником. Но давайте немножко присмотримся к тому иррациональному подчинению, которое насаждается неким меньшинством подавляющему большинству сообщества, и которое работает по формуле "господин – раб", имеющей в основе криминальное стремление господина к эксплуатации, порождённое в свою очередь петлёй алчности.

Об этой петле говорил ещё святой Иоанн Златоуст. С его слов "…чем более человек имеет, тем более он любостяжателен, и потому он стремится еще больше иметь, что в свою очередь раздувает любостяжание, и так далее и так далее. Получается некая положительная обратная связь: любостяжание, то есть желание иметь больше, толкает человека на приобретение богатства. А богатство — оно надмевает, от богатства любостяжание человека ещё более увеличивается, разбухает. Поэтому человек ещё больше хочет богатства и ещё больше пригребает к себе…" Таким образом, "…любостяжание настолько начинает на человека воздействовать, что он всеми правдами и неправдами стремится стяжать больше и больше богатства, начинает эксплуатировать, становится хищником. И вообще становится зверем или даже хуже зверей. Человек теряет человеческий облик, забывает не только Бога, но и забывает просто, что он человек. И все его помыслы направлены на то, чтобы грести, и грести к себе всё больше и больше." (см. лекцию Н. Сомина "Имущественная этика св. Иоана Златоуста").

И случай с губернатором Сахалинской области Хорошавиным в этом аспекте хотя и показателен, но всё же не единственный и к тому же достаточно мелок, если вспомнить как была присвоена вся советская собственность, построенная потом и кровью всего народа, и как она продолжает эксплуатироваться небольшой, но хищной группой до настоящего времени.

Но я не об этом. Давайте посмотрим, как относится подобное криминальное меньшинство к работающему и эксплуатируемому им большинству и какими словами оно его обозначает в разговорах между собой.

Например, в эпоху рабовладения Гераклит говорил, что вся власть должна принадлежать меньшинству "лучших", "Ибо наилучшие одно предпочитают всему: вечную славу (всему) тленному. Толпа же набивает своё брюхо, подобно скоту".

Ему следовал Платон, который разделил общество на сословия правителей-философов, воинов и ремесленников с земледельцами. При этом он утверждал, что души последних низменны, стремятся к вожделению и погрязли в утехах и наслаждениях.

Эпоха феодализма также подарила нам незабываемые строки Бертрана де Борна:

Сброд торгашей, мужицкий сброд,
Зловонный городской народ –
Восставшие из грязи
Тупые, жадные скоты!
Противны мне до тошноты
Повадки этой мрази.


Пускай крестьянин с торгашом
Зимой походят нагишом.
Друзья, забудем жалость,
Чтоб чернь не размножалась!
Теперь закон у нас таков:
Плетьми лупите мужиков!
Плетьми – заимодавцев!
Убейте их, мерзавцев!

А что же капитал? Быть может с ним пришли Свобода, Равенство и Братство?

Философ гражданского общества Локк понимает, что "никто не может разбогатеть, не нанося убытка другому" и активно развивает идею "неотчуждаемых прав человека". Но при этом он также не менее активно обращает человечество в рабство, помогая и оформлять конституцию Южных штатов США и наращивать криминальность Королевской Африканской компании – монополиста работорговли в Британии, - своими инвестициями.

Но это западный негодяй. А вотнаш отечественный, показанный великим Ф. Достоевским в "Бесах": "В мире одного только недостает: послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Всё к одному знаменателю, полное равенство. «Мы научились ремеслу, и мы честные люди, нам не надо ничего другого» — вот недавний ответ английских рабочих. Необходимо лишь необходимое — вот девиз земного шара отселе. Но нужна и судорога; об этом позаботимся мы, правители. У рабов должны быть правители. Полное послушание, полная безличность, но раз в тридцать лет Шигалев пускает и судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты, единственно чтобы не было скучно. Скука есть ощущение аристократическое; в шигалевщине не будет желаний. Желание и страдание для нас, а для рабов шигалевщина."

Последующее белогвардейство также делит людей на чернь, "человеческую икру", "число" – и на благородное меньшинство, "личностей, "героев" (см., например высказывания генерала Туркула)

Фашисты – это чёрное порождение капитала и аристократии, пошли ещё дальше в данном вопросе, разделив мир на "высших избранных" и "массу нелюдей", которых просто уничтожали.

И вот почти век спустя, вновь отечественная уже либерально-фашистская грязь, повылазив из всех щелей, кричит нам, что именно она есть "дельфины, а их немного; а те, кто собрались за Путина, - это анчоусы". Что мы (большинство) "быдло", "анчоусы" и "грязные мухи", "рашки — квадратные ватники", "замкадыши", "кочевники, привыкшие гадить" и т. д. и т.п.

И здесь я спрашиваю себя: - Так кто же мы, действительно чернь или нечто большее? И если мы не чернь, то не пора ли взяться за ум, объединиться, понять происходящее и дать ему адекватный ответ, чтобы не оказаться в окончательном гетто, где новый уровень господства окажется не только тотальным, но и не преодолимым?

"…одно или два поколения разврата… неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь". – Ф.М. Достоевский.



  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account